9/30. Немного этнографии

В путешествиях мне нравится наблюдать за тем, как в разных странах живут люди. Подмечать особенности и удивляться: вот вроде всё то же, что у нас, но есть нюансы.

Поделюсь тем, что подметил в разных местах, где побывал.

Абхазия. Страна-призрак. Здесь никто не спешит ремонтировать дома отдыха, разрушенные войной 20 с лишним лет назад. Сюда не летают самолёты, потому что страна непризнанная. По той же причине здесь нет банков и банкоматов. Грузия считает эту территорию своей, но из Грузии сюда не попасть — дороги заминированы, горы охраняются. Когда пошёл дождь и у нас залило костёр, пришёл пастух и заставил нас построить крышу. Железо, доски и гвозди он дал. Пришлось разобрать часть его забора. Мы вырезали на постройке: кафе «У Валериана».

Черногория. Тут можно пить воду из каждой речки и водопроводного крана. Каждый черногорец старше 30 знает песню про Катюшу, потому что в школе изучал русский язык. В церкви стоит тарелка со свечками, а рядом тарелка с деньгами. Взял свечку — заплатил. Деньги никто не ворует, церкви не охраняются. Половина территории страны — национальные парки. А вся территория в целых два раза больше Череповецкого района!

Брюгге, Бельгия. Сказочный овальный городок, окружённый рвом и прорезанный множеством каналов. По каналам в лодках плавают туристы-китайцы. Я плыл на одной из таких лодок. В одном из окон, выходящих на канал, сидел мужчина и читал газету. В полуметре от поверхности воды. Я помахал ему рукой, а он ничего не ответил.

Прага, Чехия. Сплошная сувенирная лавка на центральных улицах и магия древнего города в переулках. Где толпы народу — неинтересно. Надо просто уйти из центра и пошататься по периферии. Мы случайно зашли в кафе «У алхимика». Там был зал самообслуживания, где кроме нас не было никого. Зато оказалось пианино. Никто не умел играть, но это нас не остановило. Было прекрасно. Прага — целый мир, сюда можно приезжать ещё и ещё.

Пошехонье. Таких городов, наверное, тысяча в России. Когда-то центр сыроварения, теперь затерянный в безвременьи ковчег, несущий своих обитателей в сторону забвения. Неописуемая красота запустения. Возле церкви местный сумашедший... или святой? Он рассказал нам, как правильно кормить голубей. И много чего ещё.

Соловецкие острова. Тут у школ, поликлиник, детских садов нет номеров, потому что всё в одном экземпляре. И полицейский один. Несколько месяцев в году Соловки отрезаны от материка морем. Там шуга, и ни один корабль не пройдёт. Только вертолёт. У них там дизельная электростанция. Почти всё остальное построено монахами за пятьсот лет. От гулага ничего не осталось, только могилы, на которых растут белые грибы. В пятидесятые годы лагерь ликвидировали, и вывезли даже тачки. Когда ходили смотреть на китов, на нас на берегу напали птицы. Там колония крачек. Нужно взять палку и поднять над головой, чтоб крачка не клюнула. Но палок на берегу нет, и все ходят с листочками водяных лилий, как дураки.

Мюнхен, Германия. В помещении олимпийского спорткомплекса работает бассейн. Можно заплатить и поплавать, а можно просто посмотреть. Внутри жара и влажность, как в теплице. Ходили в модный магазин, якобы для геев. Там чёрные стены и чугунные изваяния полуобнажённых мужчин.

Хельсинки, Финляндия. Мы приехали в день студента. На набережной бушевал праздник финской души. Оказывается, финны обожают пьянствовать в яхтах. Мы проходили мимо дискотеки в открытом кафе на набережной. Я протянул руку, и несколько людей прикоснулись к ней своими руками. Над набережной холм, а на холме стоял полицейский. Двухметровый, широкий и надёжный, как крупкий дубок. Светловолосый и бородатый — есть такой финский тип мужчин. Он молча взирал на творящийся внизу хаос, словно скандинавский ас обратил взор на Митгард.

На сегодня хватит. Получилось несколько ванильно, ну и ладно. Суббота же.

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное